Пуня


Пуня

Представьте, что кошки захватили наш мир. А теперь скажите честно – а что-нибудь  изменилось?

Думаете, это вы тут хозяин, а она кошка? Это мы, люди, вынуждены каждый божий день угождать своим кошкам – кстати, надо не забыть купить её любимый паштет, поменять её сортир и, наконец-то, уже заехать за «когтедралкой», а то от новых виниловых обоев, кажется, остались одни воспоминания…

Ну, а они, кошки, в качестве поощрения позволяют нам почесать их за ушком (разумеется, только когда им этого хочется!), ласково мурлыча что-то вроде: «Бедная, маленькая киска!»

Сколько раз вы просыпались от чувства дискомфорта в области лица и обнаруживали, что эта пушистая тварь греет об вас свою задницу?! А попробуйте столкнуть ее с вашей подушки. Огрызается.

И вот вы уже ютитесь в задних ногах маленькой, бедной киски, боясь, как бы, не дай Бог, ее не потревожить. А то даже страшно подумать, что будет!

Так что если взглянуть на вещи здраво, уж лучше бы кошки честно захватили мировое господство. Во всяком случае, тогда можно было бы вступать в тайные союзы с собаками и устраивать совместные террористические акты на мартовских крышах. 

…И все-таки большинство людей любят кошек. И втайне им страшно завидуют. Любому кошковладельцу знакомо то чувство острого удушения собственной «жабой», возникающее при виде милого невинного создания, трогательно дрыхнущего без задних лап в самых уютных местах квартиры – например, в кресле перед телеком, куда безуспешно пытается втиснуться пришедшая с работы «мама», или удобно устроившись мордочкой прямо на компьютерной мышке, которую безрезультатно пытается вытянуть «папа», решивший расслабиться за добытой в недрах Интернета супер-пупер-стрелялкой…

А потом оно, это пушистое или, наоборот, гладкошерстное создание, удивленно открывает свои прекрасные глазки, мгновенно идентифицирует вас, как нелепое двуногое существо, которое, правда, умеет открывать холодильник и доставать оттуда волшебные пакетики с кормом, и требовательно «мявкает» на кухню, то и дело недовольно оглядываясь: «Может, кто-то все-таки начнет интенсивнее пошевеливать лапами, а то я, умираю, как хочу есть!» 

…Я подобрала её на улице ноябрьским вечером, пронизывающим до костей. Маленькая киска казалась черной снежинкой на белом солнце снега. Я сразу поняла, что назову её Пуня.

Выглядел мой дрожащий от холода, голода и страха найденыш душераздирающе. Темно-розовые в синих жилках залысины, грустные обрывки усов, страшные царапины за огромными ушами, крошечный глазастый скелетик, обтянутый жалкой шкуркой с мокрым хвостиком… Тогда, добравшись до дома, я первым делом настежь распахнула  холодильник, с почти мистическим ужасом взирая, как это несчастное облезлое создание  судорожно глотало куски колбасы с неё саму размером!

А потом, преодолевая яростное сопротивление жертвы, я все-таки настояла, чтобы маленькая обжора приняла ванну (глубокие царапины на моих руках заживали очень-очень долго!) и выпила предложенные ей лекарства… Вы бы видели ту поистине трансцендентную задумчивость, в которую впала аптекарша, когда я, прилично одетая юная дама, попросила у неё… что-нибудь «от глистов»! 

В общем, пришлось мне эту кошачью золушку мыть, лечить, кормить… И терпеливо вытирать «виноватые» лужицы, появляющиеся где угодно, только не в кошачьем туалете… И собирать обратно разбросанное по всей кухне малоаппетитное содержимое мусорного ведра – Пуня до сих пор нет-нет, а любит вспомнить своё помоечное прошлое… И… И… И…

А еще мужественно, лицом к лицу, встретить справедливый гнев благоверного, который, оказывается, совсем не мечтал становиться кошковладельцем… Но мы его победили! Пуня таким жалким крошечным комочком забилась в угол и глядела оттуда таким ясным, пронзительным, укоряющим взором, полным вселенской кошачьей скорби, что он сдался, даже не успев понять, почему. А вскоре наш «папа» уже вовсю наслаждался такими бесхитростными радостями кошковладения, как внезапное восстание ото сна с грациозно выпустившей когти любимицей прямо на лице!      

Почти 13 лет она живет с нами. Любит спать на моей подушке и смотреться в зеркало. Во сне трогательно похрапывает. Прячется в шкаф-купе. Дерёт обои. Оставляет кучки на кровати – в знак того, что в последнее время что-то не очень-то нами довольна. Легко и непринужденно сгоняет наших друзей с дивана. И все считают Пуню красавицей – хотя, честно говоря, немного её побаиваются!

Черная, с белым пятнышком на грудке, пушистая и желтоглазая, она понимает силу своей красоты и капризничает – совсем, как хорошенькая девушка, у которой полно ухажеров. Правда, в последнее время шёрстка у неё стала уже не та – все-таки возраст… Но носится по всей квартире она по-прежнему – аки дикая тигра по прериям.

Из-за этого всё и случилось! Неделю назад мы вернулись с работы и школы домой и не узнали нашу Пунечку – глаз у нее практически не открывался, а из раны струились слезы и гной. Как оказалось, наша глупая «тигра» со всего разбегу наткнулась на угол и очень серьезно поранилась…

Повезли страдалицу в ветеринарную клинику. Попав в лапы немилосердным кошачьим эскулапам, Пуня так орала, вырывалась, кусалась и… гадила, что в нашей карточке тут же появилась запись: «Очень злая кошка!» Операцию Пуне делали под наркозом, от которого она явно видела розовых котят и танцующие пакетики с кошачьим паштетом. 

Ходит теперь, бедолага, с полностью зашитым глазом и забавным воротником, как из мультика «Корпорация монстров», натыкаясь на углы и пытаясь неуклюже запрыгнуть на диван. И требует специальное трёхразовое питание для бедных больных кисок! Каждый вечер возим её к доктору на уколы. Дрожит.

Но, кажется, Пуня всё-таки начала выздоравливать – буквально вчера оставила нам с мужем подарочек прямо посередине супружеского ложа. Нате вам, фашисты поганые! Дай-то Бог… Все-таки родная душа… или, кажется, девять душ?!

За эти 13 лет я не раз завидовала своей кошке (эх, мне бы вот так – есть и спать, и никаких тебе начальников и стрессов!) и тысячи раз за ней наблюдала. Тогда мне казалось, что наша Пуня  иногда мечтает, как вырастет большой, чтобы тыкать хозяина в лужицы, шлепать и запирать его за шалости в ванной, чтобы завтракать нежной ветчиной, дорогим сыром и сладкими сливками, а хозяйку кормить дурацким сухим кормом…

Впрочем, я надеюсь, что Пуня нас все-таки любит. И, думаю, не будет очень мучить, когда станет большой. 

О, она достаточно сообразительна даже для того, чтобы стать родоначальницей первой в мире кошачьей религии, согласно которой в начале было Слово. И это Слово было у Всеблагого Великого Верховного Мужского Бога. И это Слово было: «Брысь!»

Согласно данной космогонической теории, совсем скоро рядом с Всеблагим Великим Верховным Мужским Богом появилось Коварное Капризное Красивое (ну, совсем, как любая кошка!) Женское Божество и безжалостно заковало Его в узы Брака, и вытянуло из Него все деньги, и выпило всю Его кровь, и устроило Ему настоящий Ад.

Но будет Страшный Суд, и Господин восстанет и станет судить всех кошек по делам их, а тех, кто был праведен и предан и приносил Поруганному Супругой Повелителю кровавые людские жертвы, он посадит к себе на колени и угостит копченой колбасой!

И, знаете, наша Пуня могла бы собрать под свои знамена миллионы последователей! Ведь все живые существа предпочитают считать, что они не просто так появились на свет, а хотя бы в результате какого-нибудь космогонического Большого Скандала.

И если всю свою жизнь совершенствоваться, орать только в марте, а, нагадив в тапочки хозяину, испытывать глубочайшее раскаяние, то после смерти ты обязательно попадешь на колбасные небеса, где покорные собаки молниеносно срываются с места, чтобы исполнить малейшее твое желание!

И да будет так! Аминь.


Оставить комментарий