Игрушки и история


Игрушки и история

В начале сентября, уже по традиции с конца 80-х, в Европе прошел День отказа от военной игрушки. В конце сентября в Кронштадте встретились оставшиеся в живых моряки-ветераны легендарного линкора «Марат». Они отметили 70-летие начала своей службы. А в октябре в Петербурге буквально разразился скандал, который имеет отношение к обоим этим событиям.

«Если вы захотите увидеть в интернете изображение легендарного линкора «Марат», то на ваш запрос выскочит рекламный ролик компьютерной игры, где вам предложат с воздуха потопить военный корабль в качестве пилота-бомбардировщика Люфтваффе. Детям надо рассказывать о наших героях, а вместо этого их сажают за штурвал фашистского юнкерса и направляют на цель», – этими словами журналист Александр Сладков закончил очередной выпуск «Военной программы», показанный по телеканалу «Россия» 24 сентября 2011 года и посвященный истории линкора «Марат». И что вы думаете? Многие подростки тут же кинулись искать эту компьютерную игру. Нашли ее без труда, как и множество аналогичных. А их родители кинулись возмущаться в Интернете, писать и звонить в редакции различных СМИ с требованием запретить изготовление и размещение подобных игр. Я сама проверила в Интернете. И ужаснулась – на сайте, где размещена информация об истории и подвигах легендарного линкора, перечислены имена нескольких сотен погибших моряков, запросто сбоку выскакивает реклама компьютерной игры, о которой говорит мой коллега Сладков.

В курилке с коллегами я начала на эту тему разговор, который перерос в целую дискуссию. Среди наших операторов оказался один – закоренелый моделист, собравший не один танк фашистской армии. В его коллекции «Тигр», «Пантера», «Фердинанд». И 25-летний мужчина возмущен тем, что сегодня он порой слышит в свой адрес упреки в пропаганде фашизма. Хотя он так же собрал и танки Красной армии – «КВ», Т-34, «ИС» и еще несколько (названия не запомнила). «Что плохого, если я собираю модели техники не только своей страны, но и того, кто с мечом к нам пришел и от меча и погиб! А «Королевский тигр» сегодня уже просто танк, к тому же – выдающееся достижение конструкторской и инженерной мысли», – услышала я. На что седовласый водитель нашей редакции горестно вздохнул: «Хорошо, что это не слышит мой покойный отец, который потерял руку в одном из сражений с участием таких вот достижений, а его товарищи и вовсе остались лежать на поле боя».

Вечером того же дня коллеги набросали мне «Вконтакте» кучу ссылок на точки зрения историков и депутатов по вопросам продажи в магазинах города игрушек военной тематики. Одни возмущались: наши дети играют китайскими солдатиками в американской форме! А ведь эта форма запятнала себя варварскими бомбардировками Кельна и Дрездена в годы Второй мировой войны, а позже – геноцидом вьетнамского народа. Другие парируют: давайте запретим продавать в «Гостином дворе» коллекционные шахматы с фигурками в форме наполеоновской армии 1812 года. Эта форма так же навеки запятнана – разграблением Москвы и попыткой взорвать Кремль. Тем более в следующем году Россия будет отмечать 200-летие Бородинской битвы. И сразу давайте вспомним о зверствах римских легионеров в Карфагене и Коринфе. Столкнулась я с мнением, что если уж запрещать, то все и всюду. Но тогда как быть с движением исторической реконструкции? Как поступить с теми, кто при воссоздании хода боев Великой Отечественной и других минувших войн, играет на вражеской стороне? И мне сразу вспомнилось, что 40 лет назад критиковали (и это мягко сказано) режиссера Татьяну Михайловну Лиознову (светлая ей память!) за то, как в фильме «Семнадцать мгновений весны» были изображены немцы. Не придурковатыми гансами и михелями, а настоящими грамотными жесткими противниками, страшными своей мощью. И это реальность, исторический факт. Но такой же факт, что мы смогли эту мощь превозмочь, смогли пересилить этот потенциал и добиться победы. Хотя и немалой ценой!

Конечно, прошли годы, десятилетия, боль утрат поутихла. Сегодня мы уже без лишних эмоций порой оцениваем историю. И понимаем, что раз были битвы, то были свои и чужие. И если войну изображать в кино или в ходе реконструкции легендарных событий или же в виде миниатюрных моделей оружия и солдатиков, без вражеского оружия, техники и формы, конечно, не обойтись. И дело не в том, чтобы что-то категорически запрещать (хотя нацистская символика именно в Германии строжайше запрещена законом!), а в чувстве меры и такта. И в связи с этим компьютерные игры типа «потопи линкор «Марат»» лично мне кажутся недопустимыми. Это уже не простая войнушка, в которую понарошку играют мальчишки во дворе во все времена. Тут предлагается убить. Виртуально, но убить. Героев-маратовцев, балтийских моряков, еще раз убить конкретных людей, уже реально погибших однажды при защите Ленинграда.

Почему же у нас в стране не отмечают День отказа от военной игрушки? И сегодня нет опасности воспитания агрессии посредством пистолетиков. Пора пристально обратить внимание именно на компьютерные игры, в которые дети с головой уходят с раннего возраста. Понятно, что при современной занятости родителей… сидит себе чадо дома у экрана, не болтается на улице, где полно опасности. Но опасность оказывается на поверку другая. Надо обязательно найти время, взять в руки старую добрую книгу Сергея Михалкова «Дядя Степа» и почитать ребенку:

…Ночь не спал. Устал с дороги.
Не привыкли к суше ноги.
Отдохну. Надену китель.
На диване полежу.
После чая заходите —
Сто историй расскажу!
Про войну и про бомбёжку,
Про большой линкор «Марат»,
Как я ранен был немножко,
Защищая Ленинград…

Не думаю, что потом ребенок загрузит себе игру, где ему предлагают сесть за штурвал вражеского самолета и выпустить снаряды по НАШИМ солдатам. Мне очень хочется в это верить.


Оставить комментарий