С нами Будда!


С нами Будда!

Около шести часов утра. Темно, тепло и влажно, как в материнской утробе. Запахи цветов, фруктов и благовоний – невидимых в предрассветной, самой черной на свете черноте! – ощущаются каждым миллиметром голой кожи, как вполне явственные прикосновения чего-то объемного, весомого и… мокрого. Будто шершавые носы гигантских собак!

Я несу в руках купленный в минимаркете пакетик со стаканчиком горячего шоколада – бледно-фиолетового на ощупь и бархатистого на цвет, и все мои чувства явно и бесповоротно сошли с ума! Ну точно нервные пути от глаз идут в слуховой центр, а от ушей – в зрительный, так что я слышу, как в темной тишине туманного неба шевелится готовящееся к новому рождению солнце…

Здесь и сейчас, во времени и пространстве под названием «Я иду поплавать в рассветном море», невозможно сказать, какая реальность на самом деле – по ту сторону меня, где так тепло, тихо и темно и запахи цветов и благовоний осторожно тычутся своими влажными носами в мои пальцы, сжимающие стаканчик с шоколадом. Как говаривал древнеиндийский принц Гаутама – воспринимаемый нами мир вообще-то подобен иллюзии, но вовсе не иллюзорен!

На улице кроме меня – молодой долговязый монах с выражением растерянности на круглом мальчишеском лице. То ли он слишком рано пошел за подаянием. То ли местные жители чересчур заспались после вчерашней суеты… Мнется, бедолага, возле кафешек и массажных – ждет, пока кто-нибудь, Будда их задери, его заметит!   

А вот духам повезло больше, чем пареньку в оранжевом саронге, – вон у их домиков кханпхрабхум и молоко в магазинных бутылках, и увесистые тушки вареной курицы, и связки бананов еще с вечера лежат! Тайцы верят, что всегда есть души, которые не могут попасть ни в саванну (промежуточный мир), ни в нарок (отстойник), ни тем более в нирвану и поэтому задерживаются на земле на неопределенное время в виде приведений.

Ну а чтобы они не пакостили, а наоборот защищали добрых людей от злых духов – а в индуизме, с которым густо перемешан местный буддизм, этих самых злых духов великое множество, да и прочая небесная канцелярия в виде многочисленных ведических богов и божков тоже особо не миндальничает! – мужских духов пхи санг тхевада и женских духов пхи санг мангфа всячески задабривают, строят для них очень уютные и нарядные домики и оставляют там вполне приличную еду и питье, жгут сандаловые палочки, вешают цветочные гирлянды…

Оставив позади и нетерпеливого юного монаха, и очень реалистичные маленькие фигурки мужчин и женщин, довольно взирающих из своих кханпхрабхум на приготовленную для них курицу с молоком, я выпиваю не успевший остыть шоколад, сидя прямо на песке… Вот оно счастье! А в это время яркоглазая Гаруда («всепожирающее Солнце» – ездовая птица-вахана всеблагого индуистского Вишну) поднимается по небесам – сначала перламутрово-розовым, потом всё сильнее и сильнее голубым, а по темно-зеленой, точно стеклянные бутылки из-под газировки моего детства, густой приливной волне Индийского океана ласково бежит золотая дорожка, будто разлитая чудесная Сома, которую по преданию именно Гаруда принесла людям с третьего неба!

На берегу появляются первые люди (юго-восточного вида). Кто-то убирает пляж. Кто-то расставляет шезлонги. Кто-то совершает утреннюю пробежку, вставив в уши плейер. По понтону тянется вереница мужчин и женщин, приплывших на работу. К берегу причаливают лодочки. По песку бредут торговцы всякой пляжной ерундой – кто рано встает, тому Будда дает!

А одна сладкая тайская парочка стоит по колено в прибое и абсолютно безмятежно…  целуется! Вот и верь после этого утверждениям о том, что тайцы считают зазорным какую-либо демонстрацию собственных чувств…

И каждый, включая эту самую хиппующую парочку, желает мне доброго утра и улыбается во все свои тридцать два зуба! А я улыбаюсь им в ответ… Ведь с нами – Будда! Совсем не Бог, а просто человек – такой же, как и мы, правда, индийский принц, который жил более 2500 лет назад и умер в возрасте 80 лет, оставив после себя учение Дхамму, передававшееся из уст в уста почти 500 лет и записанное в Шри-Ланке только на рубеже нашей эры.

Будда – единственный среди основателей человеческих религий! – всегда подчеркивал,  что он не кто иной, как обыкновенный человек, просто стремящийся к познанию, любви и совершенству. Все другие наши глубокоуважаемые и почитаемые Учителя были либо Богами, либо их  воплощениями в каком-то виде, либо переводчиками между боссами небесной канцелярии и нуждающимися в пастухах людьми…  

Нет, Будда не отрицал существование Творца, богов и духов (и даже, говорят, время от времени давал им кое-какие советы) – просто так был занят изучением человеческой природы и самого себя, что не отвлекался на такие мелочи, как Сотворение мира и т. д. и т. п.

Моральные ценности буддизма вполне вписываются в рамки обычных – нельзя никого лишать жизни, брать то, что тебе не дано, быть распущенным в сексуальных отношениях, лгать и употреблять вещества, ведущие к помутнению разума (например, алкоголь). Как видите, ничего особенного – в евангелических заповедях точно об этом же и говорится!  

До XI века на территории нынешнего Таиланда, в то время принадлежащей Ангкорской империи, господствовал буддизм Большой Колесницы Махаяны (там Будду все-таки провозглашали Богом со всеми вытекающими отсюда последствиями!). А вот после образования в XIII веке независимого тайского королевства Сукхотай буддизм Малой Колесницы Тхеравады (ранний и «правоверный», от самого Будды – обычного человека!) проехался по Большой Колеснице и даже был провозглашен государственной религией, каковой сейчас и остается. Так что можно сказать, что большинство тайцев… идолопоклонники – ведь они поклоняются не Богу, а всего лишь человеку! Своему дорогому и почитаемому Учителю, отрешившемуся от мирских удовольствий ради Просветления.

Считается, что буддизм пришел в Юго-Восточную Азию примерно в III веке до нашей эры, то есть еще до того как в Сукхотае-Сиаме-Таиланде появились первые тайцы! Однажды один древнеиндийский царь по имени Ашока отправил по всему свету миссионеров.  Те места, где местные жители со своими правителями и духовными отцами враждебно относилось к их проповедям, буддисты проходили мимо, а если к ним относились терпимо – начинали активную пропаганду… Ну как-то так. В общем, уже к пятому веку буддизм в Индокитае довольно прочно утвердился – правда, вместе с уже пришедшим сюда индуизмом.

И это очень заметно – в тесном бытовом соседстве и даже ритуальном храмовом смешении уютных домиков кханпхрабхум и маленьких «настольных» храмов, изукрашенных цветочными гирляндами, сандаловыми свечками, статуэтками многорукого Шивы верхом на своем вахане-быке про имени Нанди и слоноголового толстяка Ганеши… Разнообразных изображений Будды (в камне и дереве, полировано-черных и золотых, весьма упитанных и худых!) – неподалеку от разноцветных змеев Наги, устрашающих сине-красных людоедов Ракшасов и симпатичных скульптурок волшебной птицы Гаруды, красующейся к тому же и на гербе Таиланда! В общем, всего и отовсюду понемножку – так, что сам Будда, честное слово, голову сломит. Но об этом – в следующий раз!


Оставить комментарий