Slider

Страна Чудес существует!


Страна Чудес существует!

В последнее время я всё больше напоминаю сама себе безумного Шляпника Джонни Деппа… Ну того, который постоянно размышлял по поводу слов, начинающихся на литеру «М», и всё время спрашивал Алису, что общего у ворона и письменного стола, хотя  и не имел об этом «ни малейшего понятия»! Ну не помешательство ли, честное слово?! Хотя… еще с раннего детства – «вообще-то я люблю кроликов, особенно белых». И свято верю, что «безумцы всех умней»!

А как же, спросите вы, ближайшие выборы, которые должны определить судьбу нашей страны и наши частные судьбы на целых шесть лет! А тут «всё чудливей и странноватей»… И лично я не заглядываю так далеко – хоть бы до зимнего солнцестояния-2012, завещанного нам загадочными индейцами племени майя дожить! Так что если бы меня, как Алису, спросили: «О чем ты только думаешь?», я бы ответила: «О том, каково уметь летать»…

Так что в последнее время я, точно Шляпник, нет-нет, да и думаю про слова, начинающиеся с литер «РА»… Помню, как в свое первое путешествие по не такой, конечно, древней, как Древний Египет, но тоже достаточно пожившей Болгарии, я отправилась в открытое море – по ленивой реке цвета темно-зеленого бутылочного стекла, названной в честь то ли девушки, то ли богини по имени Ра, давным-давно любившей простого парня, который охотился неподалеку.

Но Ра – это ведь… древнеегипетское Солнце, родившее всех мыслимых и немыслимых тотемных божков маленькой африканской страны, бывшей джунглями, а ставшей пустыней?! А кто сказал, что Ра – это он, а не она? Ведь носила же накладную бородку Хатшепсут – фараон Нового царства из той же династии, что и Тутанхамон, только правившая на пару веков пораньше, что нисколько не помешало ей во всех официальных иероглифических надписях именовать себя не иначе, как прекраснейшей из женщин!

Другой вопрос, каким таким безумным пустынным ветром занесло эту Ра с берегов разливающегося илом Нила в черноморскую вотчину беспокойных канов? Может, просто любви захотелось – обыкновенной, женской, дотла сжигающей сердце…     

А я тогда медленно текла с этой рекою Ра (Ропотамо). Вдоль буйно заросших тропическими джунглями берегов. Мимо водяных лилий и речных черепах, так неподвижно сидящих на деревьях, будто их здесь специально для туристов «Моментом» приклеивают. Между волнистых гор, поросших густой шерстью деревьев, которые, правду сказать, несколько разрушали почти стопроцентную африканскую идиллию, а временами, и правда, казалось, что Ляльку занесло то ли на Нил еще до победы пустыни над Верхним и Нижним Египтом, то ли на сказочную Лимпопо…  И вдруг неожиданно широко, прямо в бесконечность разлилось Черное море, у песчаных дюн и обветренных камней речного устья!

… А нынешним летом, через какой-нибудь час на машине, из суетливого общества города-наркомана, вконец обдолбанного ядовитым смогом, попав, наконец-то, на собственную дачу (а, подъезжая к Мыскам, мы с дочей всегда самозабвенно орали неистово-кипеловское: «Я свободен, словно птица в облаках!»), я каждый раз снова неожиданно оказывалась в совершенно нереальной тишине…  Такой чистой, прозрачной и хрупкой – с невозможным солнцем, дробящимся в миллионах отражающих граней, словно она выточена из огромного цельного куска горного хрусталя!

И дышалось так легко. И светлая грусть серебряной паутинкой рождалась в глубине сердца. Совсем другой мир… Хорошо-то как! Тихо-тихо – так, что было слышно, как в толще воды шевелят плавниками маленькие рыбки, радующиеся последнему теплу и свету до долгой холодной зимы. А по реке медленно дрейфовали лодки, и над удочками дремали рыбаки. Их лица были так спокойны, а движения лодок так неторопливы, точно все они являлись лишь частью незамысловатого пейзажа, набросанного легкой кистью сибирского лета… 

Белопенные облака, задумчиво стоящие в пронзительно-синем небе, не торопясь, строили высокие замки. Вон из окон одного выглянула солнышко Рапунцель (опять Ра!), поискала ясными глазками, не видно ли ведьм или принцев, да и спустила до самой земли густое золотое тепло своих знаменитых кос.

Серебристая змея реки, маслянисто текущая вдоль высоких берегов (розовых и свежих, точно они только что проснулись и умылись холодной водой!), год за годом и век за веком вымывает их светлую песчаную душу. Столпятся над рекой испуганной стайкой облака – она темнеет, становясь глубокой, завораживающей. Прольется яркая синь с неба – гибкое змеиное тело засверкает-заискрится голубыми чешуйками-волнами…

А ведь я и правда до сих пор иногда летаю – во сне. Хотя уже лет пятнадцать, как перестала расти… Но чтобы не происходило со мной в этих снах, я точно знаю, что «во сне не случится плохого, но, если испугаешься, можно ведь и проснуться – от легкого щипка».

Правду сказать, когда-то – в своих далеких лишь по времени, а не по ощущениям детстве и юности, признаться честно, я любила гадать… И в ход шло всё – и карты, и кофейная гуща и сожженные на свечном огоньке бумажки-газетки (именно так я, в свое последнее гадание, нагадала себе и свой нынешний брак и свою лапочку-дочку!) и даже потрепанный томик бессмертного Пушкина!!!

Просто я выросла. И уже давно живу только настоящим – ну как певец, стихоплет и композитор неувядающей «Машины времени» Андрей Макаревич, эпизодом выступавший в  забавной отечественной комедии «О чем говорят мужчины», говорят, снятой в жанре «роуд-муви»… Да и зачем, спрашивается, о чем-то гадать и мечтать, если точно знаешь, что с тобой будет сегодня, завтра, нынешним летом, через год и через десять лет? Ну если, конечно, не вмешаются высшие силы, потому, как безошибочно говаривал Воланд, человек вообще-то смертен… причем, внезапно! 

И всё-таки, бывает, что хочется, чтобы твои собственные мыслим и чувства  подтвердили какие-нибудь мировые авторитеты… Ну, например, режиссер Тим Бёртон – а почему бы и нет?

 «Вижу кто-то из встречных был неприветлив и когтист» и «Как-то однажды корешок зла попал ей в голову и пустил в корни» – это про большинство наших с вами соотечественников, которых мы постоянно встречаем в общественном транспорте, магазинах, медицинских учреждениях, на работе и т. д. и т. п. 

«Чем командовать, лучше проснуться помог бы» и «Не нужно от подданых любви, лишь страх» и «Я старше и монаршее» – ну это, естественно, про наших многоуважаемых начальников!

«Разговоры о кровопролитии за столом портят мне аппетит» – это святое на все времена завещание профессора Преображенского из «Собачьего сердца». Люди! Не смотрите во время еды новости криминала, экономики и политики!!!

«Ты думал только о собственном спасении, труснявый и гадлый сверхноблохнущий брюхослизлый злыдный обшорст подлый мурк пахлорыбный!» и «Кого ты спасешь, когда ты с хомячка ростом?»  и «Если прячете её, голов лишитесь… Уже без головы!» и «Как ему творить, если он в цепях?» – ну это о каждом из нас и про всех нас!

А «и не было на свете силы, способной остановить его воображение»  – это точно про меня! Потому что, уверяю вас, «Страна Чудес существует»…

previous arrow
next arrow
Slider


Оставить комментарий