«А пять старушек – уже рубль…»


«А пять старушек – уже рубль…»

«Красноуфимская маньячка» Ирина Гайдамачук приговорена к 20 годам колонии строгого режима… за семнадцать (!) зверски убитых пожилых женщин. Она стала мировой рекордсменкой по числу убийств, совершенных представительницей слабого и прекрасного (ой ли!) пола… И тут наши обошли американцев! Раньше-то планку лидера в этом жутком деле уверенно держала американка по прозвищу «Мадемуазель Смерть», за которой числилось всего-ничего – лишь семь убийств.

Многомудрые следователи восемь лет ломали головы над психологическим портретом «маньячки». Думали, что именно так и смогут её поймать – Чикатило ведь тоже когда-то вычислили по такому же портрету… Но! Всё дело-то в том, что никакой маниакальной зависимости или там убийственного сладострастия немолодая женщина, крошащая старушек, не испытывала.

Это было просто её нехитрым способом добывать немножко денег себе на бутылку – ну, как в черном анекдоте:  «Подсудимый, зачем вы зарезали старушку, ведь у нее в кошельке было всего 20 копеек?» – «Не скажите! Пять старушек – уже рубль!»… Вот поэтому ни с версией о маньячке, ни с её психологическим портретом что-то всё время не клеилось, не стыковалось и не сходилось.

К примеру, говорят, что обычно маньяки разговорчивы только со своей жертвой да и то лишь тогда, когда её нужно заманить. А убивица была общительна абсолютно со всеми и даже ненавязчиво приветлива! Этакая неприметная в своей обычности разговорчивая тетка! Не вздрагивая, представлялась то сотрудницей каких-то коммунальных служб, то инспектором Госпожнадзора, то социальной работницей, то покупательницей жилья, а то и просто якобы искала квартиру на время – для себя или кого-то другого…

И главное, свидетелей было – море! И соседи, у которых она оставляли записки для своих жертв (это, чтобы они были на месте, когда она придет их убивать молотком!), и какие-то продавщицы из соседних магазинов… Одна даже пошутила, глядя на покупательницу Ирину, что она, мол, ужасно похожа на развешанный по округе фоторобот преступницы, а убивица только фыркнула… Вот и получается, что если бы серийщицу не подвел инстинкт, а последняя жертва не только неплохо её знала, но даже нанимала хорошую знакомую покрасить-побелить квартиру, то Гайдамачук могли не поймать НИКОГДА.

Так бы и убивала… Слишком уж обычная и типичная. Таких тысячи. Хотя мы стараемся их не замечать. Родилась в маленьком городке. С юности много пила и, в конце концов, была лишена из-за этого родительских прав. Носила фамилию мужа, с которым давно не жила и от которого родила свою первую дочку, выросшую без мамы. От нового сожителя родила еще одну… Нигде постоянно не работала. Паспорт когда-то не то оставила в залог, не то просто не забрала у какого-то случайного работодателя. И ничего, жила себе так годами.

Семью содержал тот самый сожитель. Денег гражданской супруге он старался не давать – боялся, что пропьет. Соседи изредка одалживали женщине по 200–300 рублей, которые та не возвращала месяцами. Время от времени Ирина внезапно исчезала на несколько дней, а вернувшись, раздавала долги, говоря, что была в гостях у родителей…

На самом деле она их никогда не навещала, потому что просто ненавидела – из-за этих же несчастных денег, которые они ей не давали…Может, убивая пенсионерок, она мстила собственной матери, которая «своё отжила», а молодой Ирине деньгами не помогает? Как бы там ни было, за восемь лет и семнадцать душ ей удалось обогатиться аж… на сорок тысяч рублей! То есть чуть больше двух тысяч – за убийство… М-да, скромные расценочки. Причем самый большой куш она взяла на своем последнем преступлении – шестнадцать тысяч рублей. А бывало, что и вовсе уходила ни с чем.

И всё-таки была в этой растянувшейся на восемь лет кровавой истории изрядная чертовщина! Следователи ведь даже к экстрасенсам обращались, но никаких результатов это не дало. То ли экстрасенсы в Свердловской области слабые, то ли убивица была вообще непробиваемой… Ведь, напомню, она много лет жила без паспорта и регистрации – при том, что убивать-то ездила по всей области! И хоть бы одна собака гавкнула! А тут попробуй без бахил в кабинет врача зайти…

А  когда она встретилась лицом к лицу с участковым – ведь уже повсюду её фотороботы висели! Но… ничего. Заболтала его – отпустил… Да и не такие уж доверчивые у нас пенсионерки, чтобы каждого в свою квартиру пускать! Но её ведь пускали! И соседи весьма охотно передавали записки убийцы её будущим жертвам!    

Молоток она всегда приносила в сумочке (кажется, один и тот же). Убитых всегда чем-нибудь накрывала. Ключи от квартир всегда выбрасывала – по пути. А на стене подъезда, рядом с входной дверью, всегда выводила окурком номер… Все её жертвы были не только «пронумерованы» по порядку, но и загодя присмотрены в доме или квартире именно под «своим» номером! Седьмая жертва была убита в доме № 7, восьмая в доме № 8, девятую обнаружили в квартире № 9…

В итоге сыщики серьезно подозревали, что «красноуфимская маньячка» имеет соответствующие психические отклонения. Но психиатрическая экспертиза признала её полностью вменяемой да и сама она вела себя довольно адекватно. Говорят, почти два года сотрудничала со следствием, чтобы скосить себе срок. Всё подробно рассказывала и показывала. Типа раскаивалась в содеянном…

Объясняла, что убивала исключительно одиноких, то есть беззащитных пенсионерок, так как они всегда копят на свои будущие похороны деньги… Всё более-менее логично. А на первом же заседании суда она отказалась признавать предъявленные ей обвинения… Тоже нормальная реакция.

Ей дали 20 лет. Это максимально возможное наказание для женщин за совершение серии убийств с отягчающими обстоятельствами. А пожизненного для дам просто не предусмотрено! Но дело не в этом… Тетка она еще не старая, а там, глядишь, амнистия какая-нибудь… Выйдет – ни кола, ни двора, ни денег, а «пять старушек – уже рубль»… А вдруг она к тому же все-таки маньячка? Так ведь и будет крошить, и порядковые номера писать, когда выпустят…

Всё же забавная эта штука – гуманность. Убийц убивать нельзя. Убийц женщин на всю жизнь «закрывать» нельзя… Вот и получается – чуть больше двух тысяч рублей и чуть больше года за одну одинокую старушку.

И еще немного про «гуманность»… Уж не знаю, что там склеилось и срослось – то ли фоторобот оказался похож, то ли экстрасенсы что-то нашептали, то ли еще что… Но перед поимкой Ирины буквально по горячим следам в качестве маньячки была задержана совсем другая женщина. И даже написала явку с повинной!

А всё потому, что просто не могла противостоять до боли «гуманным» методам тех, кто выбивал из нее показания! Обычная такая программа: четыре дня в камере без пищи, удушающий полиэтиленовый пакет на голову на допросах, побои по шее и телу… Не выдержала и созналась во всем!

И тут мне, извините, вспомнилась одна история, рассказанная солидным дядечкой-психотерапевтом, который, еще будучи интерном, практиковался в психбольнице… Там у них один буйно помешанный разбушевался. Разбил какое-то стекло. Махал им. Всё вокруг было в его собственной кровище! А юные доктора и видавшие виды сестрички испуганно жались по углам… Вызвали наряд милиции. Входит пожилой милиционер. Закрылся минут на пять с сумасшедшим. Выходит. «Вяжите», – говорит. А тот тихий-тихий. Сам руки в смирительную рубашку просовывает. Интерн стал у мента выпытывать, какой такой секрет он знает, что и Зигмунду Фрейду был неизвестен?! А опытный сотрудник советской милиции ему с приветливой улыбкой отвечает: «Пинок в печень каждый понимает!». Вот после этого тот самый мой знакомый и стал подумывать о психотерапевтической карьере…

А еще бедной женщине (это я, извините, опять о написавшей явку с повинной) демонстрировали деревянную биту, заботливо обтянутую презервативом (мы за безопасный секс!) и металлический крюк, обещая вступить с нею с помощью этих нехитрых инструментов в сексуальную связь… Бр-р! Дичайшая перспективка. Такое, наверное, и Зоя Космодемьянская не выдержала бы…

Но и после этого убийства продолжались! Так что впечатленную на всю жизнь подозреваемую пришлось отпустить. А она давай говорить! В общем, наказали тех, кто над ней измывался… Вроде бы даже дали реальные сроки. Аж от трех до четырех с половиной лет. У нас же кругом одни гуманисты!


Оставить комментарий