С Победой, друг мусью!


С Победой, друг мусью!

Вчера получила в магазине сдачу за покупку. Внимание привлекла двухрублевая монетка – яркая, новая и с новым аверсом. Читаю: «200-летие Победы в Отечественной войне 1812 года». Ага, началось!

С Победой, друг мусью! 1

И то ведь пора – 200 лет назад 24 июня рано поутру Наполеон выдвинулся в сторону России. Любят враги наши по лету наступать. К зиме армия французов была полностью разгромлена и изгнана с территории нашей страны. Но стоит отдать честь французам – они были самыми лояльными противниками. Не устраивали геноцида и издевательств, зверств не чинили, пленных не угоняли в лагеря и во Францию. Правда, ангелочками их тоже не назовешь – церкви и богатые дома грабили. Но культурно. Да они и зла вовсе на нас за тот разгром не держат.

Сегодня много рассуждают о той такой далекой уже войне, выявляют новые причины и предпосылки, обнародуют новые документы, называют новых героев. Лично я для себя, наконец, выяснила мучивший меня со школьной скамьи вопрос – где Наполеон набрал столь многолюдное войско? Оказалось, наемники – итальянцы, бельгийцы, голландцы, поляки и другие европейцы. Но вышеназванные – те ж еще вояки! Понятно, что не рвали душу они за французскую славу. Хотя полегло их в нашей земле!.. Из 422 тысяч человек, перешедших Неман и ступивших в июне 1812 года на российскую землю, в Европу к декабрю вернулись лишь 10 (!) тысяч. Колоссальные людские потери. Только в Петербурге и его окраинах существует 161 захоронение времен войны 1812 года в разной степени сохранности. Некоторые из них уже утрачены, и жители близлежащих сел не помнят, естественно, кто там покоился – наши или враги. На Васильевском острове, где я ныне проживаю, стоял памятник простому солдату Леонтию Коренному, храбрость и мужество которого покорили французов. Весь израненный он был захвачен врагами, но добивать его не стали, а отправили в госпиталь, где Леонтия даже посетил Наполеон. После излечения солдата с миром отпустили, но он не пошел домой, а вернулся в родную армию и продолжил бить французов. Сегодня от памятника остался лишь постамент. И именно возле него священники отслужили панихиду 24 июня в память обо всех защитниках Родины.

http://www.tv100.ru/news/v-muzee-suvorova-proshla-panihida-po-pavshim-voinam-v-vov-58008/

А в Москве в Царицыно уже в эти выходные пройдет военно-историческая реконструкция, посвященная 200-летию начала Отечественной войны 1812 года.

В Северной столице масштабные мероприятия, посвященные той Победе, начнутся в первых числах августа. И меня радует, что в ходе подготовки к ним различные эксперты и волонтеры находят забытые имена героев той войны. А таковых не мало. Думаю, если хорошо покопаться в архивах, и в Новокузнецке можно найти отголоски. Ведь есть же недалеко от Южной столицы Кузбасса деревня Бородино. А откуда такое название? Может, там проживала семья героя той войны?  

Конечно, все это было давно. И восстановить поименно всех не удастся никогда. Тут генералам-то не всем почести возданы. В этом году «повезет» генералу-фельдмаршалу Петру Витгенштейну и его корпусу русской армии. Они сражались против наполеоновских войск на Петербургском направлении. Большую часть праздничной программы в Петербурге посвятят трехдневному сражению между французами и корпусом Витгенштейна у деревни Клястицы (ныне Россонский район) на дороге между Полоцком и Себежем. По мнению экспертов, значение этой битвы незаслуженно забыто, в то время как единственное, что помнят о войне 1812 года большинство россиян – это Бородинская битва. А между тем, в сражении под Клястицами русские войска под командованием тогда еще генерал-лейтенанта Петра Витгенштейна одержали победу над превосходящими силами маршала Удино и остановили продвижение французов на столицу Российской империи.

А вот памятник князю Багратиону, который собирались установить к памятной дате 7 августа (день начала Бородинского сражения), пока в Петербурге не появится. Как не займет свое историческое место и памятник лейб-хирургу Якову Виллие, который в то военное время провел 400 операций. Он был установлен у Военно-медицинской академии, но в середине прошлого века перемещен во двор учреждения. А недавно на его месте соорудили фонтан. Странно как-то, чего было не вернуть Виллие назад? Вроде и повод хороший.

С Победой, друг мусью! 2

Кроме того, в ходе подготовки к юбилею войны 1812 года выяснилось, что в Петербурге установлено лишь 7 мемориальных досок, имеющих к ней отношение, и из них 2 – полководцам Кутузову и Багратиону. Такая вот странная картина подготовки к празднованию. Вроде как кто-то намекнул – «надо». И как-то его намек совсем без энтузиазма исполняют. По мне, так стоит в первую очередь установить памятную доску на набережной Адмиралтейского канала, где находился штаб Петербургского ополчения в 1812 году. Точно уже никто не помнит, в каком конкретно доме оно было. По некоторым данным, в 29-ом. Но пусть хоть так. А то, и правда, кроме Дениса Давыдова и Бородинского сражения, мы мало что помним о той войне, которая завершилась столь быстро и победоносно, в том числе благодаря стойкости, мужеству и сплоченности русского народа. Напомню: тогда еще КРЕПОСТНОГО!

…Кстати, недавно увидела часть левого уса легендарного гусара Давыдова. Он хранится в Российской национальной библиотеке (в Московском районе Санкт-Петербурга, ст. м. Парк Победы). Там же я узнала, что после войны Денису Васильевичу предлагали возглавить конно-егерский полк – должность весьма почетная и прибыльная в те времена. Но гусар отказался… из-за усов. Берег их буквально. Потому что егерям они тогда строго не положены были.

Интересное время все же тогда было. И люди интересные.


Оставить комментарий