Открываем «Шахтёрский словарь» (сюжет)


Открываем «Шахтёрский словарь» (сюжет)

В Кузбассе готовятся отметить один из главных профессиональных праздников региона – День шахтёра. В этом году он выпадает на 30 августа. Корреспонденты «10 канала» приготовили к этой дате серию материалов под названием «Шахтёрский словарь». В этих сюжетах мы расскажем не только об истории горного дела в Кузбассе и выдающихся представителях этой профессии, но и о специфическом шахтерском языке.

[jwplayer mediaid=»127586″]

ЮЛИЯ ТРИФОНОВА, корреспондент: «Надо вырубить мальчика и расстрелять его в рамы» – эта страшная фраза в переводе с шахтёрского означает некий подготовительный этап работы. Слова и выражения, которые используют под землей, во многом определяются сложностью и опасностью профессии горняка. Здесь нужно быть выразительным и кратким, чтобы тебя поняли коллеги. Во многих случаях это нелитературный вариант русского языка. Но мы будем говорить не о нём. Шахтёрская лексика и без того довольно неординарная, не лишенная логики и юмора».

Казалось бы, нет ничего смешного в тяжелом и зачастую опасном труде. Ведь по сей день шахтёр – это самая опасная «мирная» профессия. И, видимо, без некой доли иронии, а иногда и сарказма, здесь не обойтись.

НАТАЛЬЯ ГОНЧАРОВА, филолог: «Думаю, что не без сарказма, и явно для мужского общения возникли в шахтёрском обиходе такие определения как КОПЫТНИЕ, ГОРЛОВЫЕ И ГРОБОВЫЕ. Так назвали выплаты положенные шахтёрам за передвижение к рабочему месту, за руководство бригадой или звеном и, наконец, при выходе на пенсию. Мне думается, что и само название «ШАХТА» пришедшее к нам из немецкого языка, от слова «ШАФТ», что означало «голенище» или «труба» свидетельствует о развитом воображении шахтёров и умении выбрать самое подходящее слово».

Активное развитие горного дела в Сибири началось в конце 19-го века, когда в России завершился промышленный переворот. Этот край называли Калифорнией, он привлекал, как огромная кладовая сырья, ископаемых и природных богатств.

ОЛЬГА ГОЛУБ, заведующая отделом научно-исследовательской работы Новокузнецкого краеведческого музея: «Первая шахта появилась в 1905 году, и принадлежала она кузнецком купцу Якову Фамильцеву. Просуществовала, правда, шахта всего 2 года. Дело в том, что труд шахтеров был очень тяжелым, все делалось вручную, никакой механизации не было, а реализовывать продукцию купец не имел возможности. Железнодорожной ветки тогда еще не было, а вывозить уголь по реке на пароходе было очень дорого, местные жители покупали его с неохотой. Поэтом, просуществовав 2 года, в 1907 году шахта закрылась, как бы мы сейчас сказали, из-за нерентабельности».

В 1912 году было основано франко-немецко-бельгийское акционерное общество Копикуз –Кузнецкие каменноугольные копи. Оно получило монопольное право на проведение разведок и строительство шахт в Алтайском горном округе на площади 176 тысяч квадратных километров сроком на 60 лет. Именно на угледобывающих предприятиях Копикуза были механизированы подъем, водоотлив и вентиляция. Но промышленный переворот в каменноугольной отрасли Кузбасса был далек от завершения. Даже на крупных предприятиях основная масса работ выполнялась вручную.

Уголь из очистного забоя доставлял САНОЧНИК. Сами санки – это деревянный ящик с металлическими полозьями весом около 50 килограммов. А общий их вес с углём доходил до 300 кг. Когда объемы добычи возросли, труд саночников стал невыгодным. И тогда появилась ещё одна профессия, ныне устаревшая – КОНОГОН. Собственно это рабочий, управляющий лошадьми. Правда, шахтёры и тогда, и сейчас сами ходят в УПРЯЖКЕ. Так они называют отработанную смену. За соблюдением норм безопасности следил ТАБАКОТРУС. В его обязанности входило проверять карманы шахтёров на предмет табака и спичек.

ОЛЬГА ГОЛУБ, заведующая отделом научно-исследовательской работы Новокузнецкого краеведческого музея: «Еще одна интересная профессия — ЛАМПОНОС. Ламп нужно было очень много, чтобы осветить шахтовую выработку. Всем привычные лампы, которые шахтёры крепят на каску, появились значительно позднее, а вначале, чтобы освятить штрек, развешивали через определённое расстояние лампы. Чтобы шахтёр сам не тратил на это время, принимали подростков, мальчиков, которые собирали лампы и развешивали их в другом месте».

Дневной заработок лампоноса в дореволюционной России составлял 30-50 копеек. К слову, лампу тогда называли КОНОГОНКОЙ. На заре угледобычи шахтёры пользовались самодельными светильниками. Простая баночка с мазутом или маслом, а в ней фитилёк. Конструкция взрывоопасная. Поэтому называли её многозначительно – «Бог в помощь», эти слова были написаны на каждой лампе. Не все орудия труда горняки именуют так лирически. Но о них мы расскажем на следующей странице «Шахтёрского словаря».


Оставить комментарий