Работы новокузнецких фотографов путешествуют по российским городам (сюжет)


Работы новокузнецких фотографов путешествуют по российским городам (сюжет)

«Манифест ТРИВА» – так называется выставка фотографий новокузнецких авторов, открывшаяся в Новосибирске. Это уже 4-ый город после Томска, Красноярска и Петербурга, где успешно презентуют проект. В апреле выставка переедет в Москву – как номинант на всероссийскую премию «Инновация». Пожалуй, впервые на победу в области современного искусства претендуют работы эпохи застоя.

[jwplayer mediaid=»97920″]

– Это у нас Орджоникидзевский район заселялся. Я пошёл – по заданию партии – снимать успехи наших строителей.

Новоселье в доме, где ещё нет электричества, – явление обычное. Но такой снимок – не для советской прессы. Да авторы на это и не рассчитывали. Александр Трофимов и два Владимира – Соколаев и Воробьёв – не зря создали общество «ТРИВА». В 1980-е годы это был единственный способ участвовать в зарубежных выставках. А показать новокузнецким фотографам было что. Они снимали там, где другим запрещали. И не только металлургов. В поле зрения авторов оказывались самые разные люди. Например, незрячие.

– Мало ли, молодому человеку в таком положении какие мысли приходят? Он может страдать от отсутствия любви, от своей немощи. От того, что вчера выпил, от того, что сегодня не выпьет, потому что денег нет. Кто может узнать – о чём он страдает?

«Слепые сборщики щёток» тоже вошли в коллекцию, которая сейчас ездит по стране. Успех свалился неожиданно. Работы новокузнечан увидели в Интернете знающие люди. Предложили выставиться. Из тысяч снимков авторы произвольно выбрали 150: «День города в Новокузнецке», «Свадьба в Елыкаеве», «Автовокзал в Мариинске»… Помимо художественных достоинств – каждое фото – ещё и документ. В олимпийском – 1980 году – попытку отправить такие снимки за рубеж власти расценили как происки диссидентов. Группу запретили, фотографов лишили работы.

Александр Трофимов, участник группы «ТРИВА» (1980–1981): «В конце концов нас достали, и пришли мы с Соколаевым “сдаваться” в КГБ. Пришли в приёмную, записались на приём. Вышел к нам майор, приятно поулыбались: “Вот, пришли сдаваться. Что вы нас прессуете? Или – или. Терпение кончилось”. Он посмотрел на нас, как пастух на своих баранов: “Да не нужны вы нам! Вы для нас интереса не представляете.”».

Последствия для участников «ТРИВА» могли быть серьёзней. Если бы специальная комиссия недосчиталась оборудования в их лаборатории или нашла что-нибудь запрещённое. Партийное руководство даже собрало экспертный совет во главе с именитым фотографом.

Анатолий,  корреспондент ТАСС: «Собрали всех – Юрия Романова, фотоклуб наш, представителей фотообщественности. Сказали, что это – очернительство, это порнуха. В общем – гадость полная. А он посмотрел и говорит: “Да нет, ребята, нормальные фотографии”. Собственно говоря, этим он нас и спас».

Так что же такое – манифест «ТРИВА»? В двух словах – это отказ от постановки, даже от дополнительного света. И погружение в происходящее – снимать, пока не перестанут замечать. То есть – адский труд. Сегодняшний интерес к его плодам вполне понятен. В советских журналах таких снимков нет. А то, что хранится у любителей – не выходит на уровень образов. «ТРИВА» уже получила статус самой недооценённой группы в истории советской фотографии. Жаль, что Воробьёв немного не дожил до её второго рождения.


Оставить комментарий