На месте угольного разреза поднимается хвойный лес


Кузбасский экологический десант оценил качество рекультивации на месте бывшего участка открытых горных работ. О том, как бывший разрез вновь становится таежным урочищем и что для этого делают угольщики, расскажет Дмитрий Чинякин.

Там, где ещё 10 лет назад рычали экскаваторы и сновали многотонные карьерные самосвалы… Молодой лес – результат рекультивации, проведённой на бывшем участке открытых горных работ.

Эльвира Летуева, главный маркшейдер разреза «Распадский»: «Выработанное пространство засыпается горными породами, производится планировка откосов, выполаживается угол. Подготовка площадки для того, чтобы можно было продолжить лесовосстановительные работы либо освоить водоемы. Нужно не только восстановить ландшафт, нужно восстановить и экосистему, которая была здесь до того, как пришёл разрез с открытой добычей». 

Восстановление земель, нарушенных в ходе открытой добычи угля, – неотъемлемая часть работы горняков. Рекультивация на отработанном участке начинается сразу же, как только техника перемещается на новый. 

Алексей Червяков, директор по охране труда, промышленной безопасности и экологии «Распадской угольной компании»: «Велась добыча на одном участке – на другом проводилась рекультивация. Т.е. это всё шло параллельно.  Разрезы, они для людей.  Сначала мы добываем уголь, даем нашим гражданам рабочие места, потом эти участки закрываются, проводится правильная рекультивация, и дальше это место для людей становится опять же». 

Природная сила заставляет тянуться к небу молодые ростки даже там, где ещё совсем недавно зиял карьер. Но на неё одну угольщики не уповают. Их задача – помочь природе вернуть изначальный облик как можно скорее.

Алёна Корчуганова, ведущий специалист управления охраны окружающей среды «Распадской угольной компании»: «Для смешанного леса, для кустарника, для лиственных самовосстановление идёт более быстро. Сосновый лес, кедровый, пихтовый – хвойные породы восстанавливаются гораздо дольше. Конечно же, такому лесу требуется помощь, поэтому выбраны были именно хвойные породы». 

На территории в 40 гектаров совместно с работниками лесхоза высадили около 120 тысяч саженцев. Наряду с деревьями, поселившимися здесь в 2006 году, зоркий глаз ревизоров экологического десанта отметил и следы подсадки:  там, где ростки не прижились, их заменили новыми.

Марина Яковченко, заведующая кафедрой природообустройства и химической экологии Кемеровского государственного сельскохозяйственного института: «Мы видим, что и 5-летней давности, и 10-летней…  Можно сказать, что приживаемость древесных растений, которые здесь высаживаются, а именно, хвойных, она составляет порядка 90%. Это очень удачный результат, на самом деле, это – на отлично!»

Звери и птицы давно вернулись сюда. И, как и положено законами природы, чувствуют себя полноправными хозяевами.

Василий Шатилов, охотник: «Мишка приходит по весне. Лось, косуля, лиса, заяц, норка».

Там, где был карьер, раскинулось живописное озеро. Здесь есть карп, сом и даже форель. По словам специалистов, через какие-то 30 лет на этом месте сложно будет отыскать следы разреза. Природа при помощи человека возьмет свое.

 

 


Оставить комментарий